Агрогородок Михановичи. Кладбище.

Подъезжая к часовне рядом с могилами, на окраине кладбища замечаем большую свалку из искусственных венков и цветов. 

Еще до начала панихиды ищем глазами человека с живыми цветами. Вот, кажется, женщина идет с настоящими нарциссами. Но, подойдя поближе, понимаем, что эти нарциссы из пластика.

Панихида. Люди заходят поставить свечи, одни с цветами, другие налегке. Все цветы искусственные. Замечаем в углу храма мужчину и женщину пожилого возраста. У женщины в руках живые гвоздики. Стало радостнее. После панихиды подходим познакомиться.

Иоанн и Елизавета. Просят не фотографировать. Расспрашиваем, почему они пришли сегодня на кладбище с живыми цветами?

«Во-первых, я искусственные цветы не признаю, это проволока и химия, – говорит Елизавета. — А живое – это же живое, и даже когда Вербное воскресенье, когда мы идем в храм и готовим веточки вербы по возрасту Христа — 33, то покупаем живую гвоздичку и вплетаем в букет, как символ жизни. Так же и на кладбище. Мы верим, что наши усопшие – живые, так зачем же им приносить искусственное!?»

Внимательно исследуя кладбище, замечаем, что одну из могил люди активно украшают искусственными цветами, несмотря на то, что рядом растут два куста самшита. Спрашиваю, почему используют именно искусственные цветы. Женщина отвечает: «Почему искусственные, не задумывались. А вот, чтобы было много цветов, так нравилось моей матери, я следую её воле. Она считала, что должно быть много цветов. Хотя мне лично не очень нравится, когда могила похожа на клумбу. А вообще, это не главное – важнее молитва в церкви. А цветы мы всегда выбрасываем в урны».

Видим еще одну женщину — она держит в руках саженцы белых цветов и готова посадить их в почву на могиле родных. «Живые цветы – потому что они разрастутся и будут цвести до осени. И живые все-таки – это живые цветы, что еще сказать. Бабушка очень любила живые цветы. Но мы принесли и искусственные тоже. Да, пластиковые цветы вредны для экологии, об этом и говорили и писали много, но мы еще не пришли к осознанию этого. Для себя же я определилась, что лучше живые цветы, чем искусственные». На вопрос о том, насколько сложно ухаживать за живыми цветами, женщина с уверенностью отвечает, что нет особых сложностей: когда приживаются, то сами растут, а на могилку приходить нужно так или иначе, чтобы прибраться.

Вот спешат две бабушки. В руках искусственные цветы. На наши вопросы получаем краткие и ясные ответы: «Потому что здоровья нет ухаживать за живыми цветами и денег нет. И ставить на кладбище нужно только бумажные (искусственные – прим. автора)». Бабушка идет на могилу к своему сыну, решаем ее не задерживать.

 

Тамара Кудина

Недалеко видим скромную могилу с крестом и посаженными живыми цветами. Кудина Тамара пришла с родственниками к своему сыну. «Живые цветы мы всегда высаживаем, потому что я сама верующая и сын мой был верующим. У Бога все живы, и неживых цветов не должно быть. Сын умер в 1997 году,  и с того времени я всегда высаживала только живые цветы. Ухаживать за ними не надо. Не знаю, как-то они сами приживаются, и мы даже не поливаем их. А на искусственные цветы, знаете, мне как-то больно смотреть. Все кладбище как неживое, а у Господа все живы, хотелось бы, чтобы все живое было».

Могила, где похоронен сын Тамары Кудиной

Приближаемся к свалке искусственных венков. Проходящая мимо женщина возмущается тем, что эти свалки у всех на виду и почему их нельзя убрать к Радонице. В ответ на наш вопрос об искусственных цветах, говорит, что эту тему не нужно поднимать, потому что она сама слышала лет 7-10 назад: батюшка сказал, что приносить на кладбище нужно только искусственные цветы. Однако наша собеседница недоумевает, потому что вчера прочитала в газете «Ва-банкъ», что «это все экологически вредное, потому что покрытие там и так далее. Организуйте тогда, чтобы это было экологически безвредное. Но это бизнес, понимаете»? В конце разговора женщина признается, что все-таки живые цветы – это «душа, и здесь, на кладбище, живая душа приходит к живой душе».

Возле свалки замечаем женщину, выбирающую какой-нибудь венок из выброшенных. Увидев, что мы на неё обратили внимание, она, как бы оправдываясь, говорит, что решила украсить заброшенную могилку венком, все равно их выбросили.

Как видим, большинство на самом деле не задумывается, почему на кладбища приносят именно искусственные цветы. У каждого свои причины и оправдания. Радостно, что для многих, несмотря ни на что, живые цветы на могиле все-таки лучше.

На выезде с территории кладбища останавливаемся у придорожного цветочного магазина. Там только искусственные цветы. Продавец охотно идет на разговор, покупателей много. Интересуемся, как долго будут стоять такие цветы? «Через полгода приедете – будут стоять, через год тоже будут». О том, насколько экологичны такие цветы, продавец не знает, «все из Китая». А самые экологичные – это живые цветы. Из разговора стало ясно, что женщина продает цветы уже много лет и их магазин работает круглый год, покупают искусственные цветы даже зимой. «А раньше цветы были бумажные, – вспоминает женщина, – только покрыты были специальными красками, парафином для блеска и дологовечности. А вот такие пластиковые появились в 1997 — 1998 годах. Тогда народ начал активно заниматься бизнесом, стали возить такие цветы из Китая, Польши. Открылись границы. Но первые такие цветы продавались в специальных коробках и были очень дорогие».

Рынок искусственных цветов недалеко от кладбища

Приехав в Минск, на пути к метро не смогли пройти мимо бабушки, продающей живые нарциссы. Лидия говорит, что у неё сегодня цветы покупают, берут четное число. За букетик из 20 нарциссов нужно отдать 9-10 рублей. По словам Лидии, «скоро этих «неживых» цветов не будет, их скоро уберут. Везде пишут, что «сильно засоряется экология, и даже писали, что на кладбище лучше занести и посадить живой цветок, от этого пользы больше».

Несколько цифр для размышления:

  • с минских захоронений в 2016 году вывезли около 500 тонн отходов, в том числе и пластиковых цветов;
  • обычные пластиковые цветы в среднем разлагаются от 100 до 400 лет;
  • ежегодно в Беларуси люди тратят на приобретение искусственных цветов около 500 тыс. долларов США.

Материал подготовлен сайтом tvorenie.by («Церковь и охрана окружающей среды» Центра экологических решений) и Белорусским информационным порталом sobor.by

Текст: Сергей Юшкевич

Фото: Матвей Родов