bpic764Ибо знаем, что вся тварь совокупно стенает и мучится доныне; и не только она, но и мы сами, имея начаток Духа, и мы в себе стенаем, ожидая усыновления, искупления тела нашего» (Рим. 8, 19-23).

Икона в христианской традиции антропологична. Невозможно найти икону, на которой не был бы изображён человек, будь то Богочеловек Иисус Христос, Пресвятая Богородица или кто-либо из святых. Исключением могут служить изображения Ангелов, но даже они на иконах изображаются человекоподобными. Но тот, кто внимательно всматривался в икону, всегда видел, кроме преображённого, спасённого человека фон иконы.

Но фон на иконе, это не «фон» в том смысле, к которому мы привыкли сегодня, как что-то незначимое, второстепенное. Фон иконы выражает один из смыслов иконы – а именно космический смысл. Согласно христианскому пониманию после грехопадения страдает и человек и творение. Но и спасения жаждет не только человек, но и все творение. Вот икона и отображает спасённое, обожжённое состояние природы (как человеческой природы, так и природы вообще, природы как материи). Поэтому так умилительно замечать, что черты осла или лошади на иконе так же утончены и облагорожены, как черты человека, и глаза у этих животных на иконах человечьи, а не ослиные или лошадиные. На иконах земля и небо, деревья и трава, солнце и луна, птицы и рыбы, животные и пресмыкающихся — все подчинено единому замыслу и составляет единый храм, в котором царствует Бог.

Так же и в житийной литературе нередко встречается образ святого, вокруг которого собираются звери. Вспомним святого Герасима Заиорданского, которому служил лев, и преподобного Серафима Саровского, кормившего из рук медведя. Так происходит, потому что Святость преображает не только человека, но и окружающий его мир, в том числе животных, которые соприкасаются с ним. В святости восстанавливается тот порядок взаимоотношений между человеком и природой, который существовал в первозданном мире и был через грехопадение утрачен.

Это значит, что животные и мир вокруг нас, через общение с нами, с нашей бессмертной душой могут прикоснуться к вечности. Это должен понимать человек и особенно ясно это должен понимать христианин. А икона всегда напоминает нам о нашем призвании преобразить через любовь себя и весь мир вокруг. Осознание этой тайны выражается у каждого по-разному: кто-то организовывает приюты для животных, заповедники; кто-то находит друга в животном и тем самым помогает и самому себе избавиться от одиночества, и своему питомцу найти заботливого «ближнего»; а кто-то выражает свою любовь к творению в искусстве, как, например, художник Елена Черкасова. Если посмотреть на её картины, то можно сразу увидеть, что любовь, доброта, мудрость и детскость одновременно запечатлелись на этих изображениях.

Хотелось бы, чтобы каждый более ясно понимал (а христиане не забывали об этом напоминать, своим примером желательно), что наш мир, не смотря на несовершенство, которое присутствует в нем, может все-таки быть образом, «иконой» преображённого, обожжённого уже сейчас и теперь творения. И под творением здесь мы подразумеваем  не только человека, который, конечно, занимает особое положение в мире, но и «фон» — материю вообще, природу, животных.

Поэтому, от нас с вами зависит, увидим ли мы окружающий мир творения облагороженным и преображённым или мир, который «стенает и мучится»!