В самом начале Евангелия от Марка повествуется, как Спаситель наш Иисус Христос, приняв Крещение от Иоанна, удалился в Иорданскую пустыню. «И был Он там в пустыне сорок дней, искушаемый сатаною, — говорит Евангелие, — и был со зверями; и Ангелы служили Ему». Обратим здесь внимание, братия и сестры, на выражение «был со зверями» — что означают эти слова? Ведь не случайно же святой Марк упомянул о зверях?

Конечно нет. В Священном Писании все имеет глубокий смысл, и каждое слово имеет свое значение. В данном случае выражение «был со зверями» имеет буквальный смысл, оно означает, что ко Христу в пустыне приходили ее обитатели — дикие звери. Пустыня Иорданская была местом совершенно безлюдным и, значит, подходящим для обитания животных. Кроме того, неподалеку здесь протекала река Иордан, куда животные приходили на водопой. Какие же виды зверей и птиц могли там обитать? Самые разные. В Библии, например, упоминаются антилопы, лани, зайцы, вепри, олени, лисы, волки, львы, леопарды, медведи, орлы, аисты, голуби, дрозды, перепелки, павлины, цапли, ласточки, чайки. Всех этих животных и птиц вполне мог встретить Христос в Иорданской пустыне. Вот что означает выражение «был со зверями». Однако возникает другой вопрос: зачем звери приходили ко Христу, какой в этом смысл?

Чтобы ответить на этот вопрос, нам нужно вспомнить, что Господь наш пришел в мир ради спасения не одного только человека, но и всей твари, всего творения Божия. Это видно, например, из слов апостола Павла, который говорит, что все творение стенает и мучится из-за падения Адама и что оно ожидает избавления от рабства смерти. При падении Адама вместе с человеком повредился и стал тленным весь мир, вся вселенная. Это понятно: ведь Адам был царем творения, он возглавлял его, и когда подпал под власть диавола и смерти, то увлек за собой под эту власть все, что было ему подчинено, то есть весь мир. Через падение Адама в мире воцарились смерть и тление. Как люди, так и прочие твари — звери, птицы, рыбы — стали смертными. До падения же Адама так не было, ибо Бог не сотворил смерти ни для человека, ни для живой природы. По словам святителя Феофана Затворника, «тварь, как и человек, сотворена прекрасной, доброй и чуждой смерти. Отдана она во власть человеку, как царю ее, для того, чтобы тот, будучи сам чист, свят и бессмертен, поддерживал ее и хранил в чистоте и добре».

Богословы говорят, что Адам должен был возглавить сотворенный мир и привести его к Богу. Но Адам разрушил этот Божественный план: он пал и увлек за собой в падение все творение, весь космос. Вместо того чтобы привести его к Богу, он, наоборот, увел его от Бога далеко-далеко. Однако Господь не оставил Свое творение в состоянии падения и смерти. Он по-прежнему хотел привести его к Себе. Для того чтобы это осуществить, Он избирает теперь другой план: хочет Сам стать человеком, чтобы прийти на землю и Самому исполнить то, чего не исполнил Адам. Таким образом, можно говорить, что Христос есть как бы Второй Адам. Первый Адам был родоначальником ветхого человечества, зараженного грехом и смертью. А Христос, Второй Адам, явился родоначальником нового человечества. Новое человечество — это те, кто верует во Христа и идет за Ним. Новое человечество в свое время будет избавлено от рабства смерти. И вместе с ним от этого рабства будет избавлено все творение, вся живая природа.

О том, что избавления от смерти ожидают не только люди, но и живая природа, писал в послании к Римлянам апостол Павел. По его словам, тварь с надеждой ожидает откровения сынов Божиих — то есть того времени, когда люди, усыновившись Богу, получат свободу от смерти. Комментируя эти слова, святитель Иоанн Златоуст говорит: «Как тварь сделалась тленной, когда тело твое стало тленным, так и тогда, когда тело твое будет нетленным, и тварь последует за ним и сделается соответственной ему».

Итак, пришествия Христа в мир ожидало все творение, не только люди, но и животные, ибо Христос пришел не только к нам, но и к ним тоже. Конечно, кто-то может возразить, что животные не имеют разума и потому не могут понимать и сознавать пришествие Христа так, как сознают и понимают его люди. Это, конечно, верно, однако нужно сказать, что, не имея человеческого разума, животные имеют другие познавательные способности, например инстинкт, чутье, интуицию, которыми они нередко могут чувствовать и точно знать то, чего даже люди не знают и не чувствуют. Поэтому можно нисколько не сомневаться, что животные, когда встречали Христа, то сразу узнавали в Нем своего Создателя. Ведь если дикие звери оказывали почтение и любовь святым — вспомним преподобного Серафима с медведем, — то тем более такую любовь и почтение они имели ко Христу, своему Царю и Создателю.

Следует также сказать, что встречи с животными, конечно, желал и Сам Христос. Ведь Он был их Создателем и потому любил их, как художник любит свое творение. Встретиться с ними во время Своего общественного служения Спаситель не мог, так как Его всегда окружало множество людей. Практически единственное время, когда Он был один, — это Его сорокадневный пост в пустыне. Только там и могла состояться их встреча.

Таким образом, получается, что Христос пришел к животным даже раньше, чем вышел на проповедь к людям. И в этом тоже есть глубокий смысл. Ведь Господь, когда создавал наш мир, создал животных раньше, чем человека. Подобно этому Он поступает и теперь, при воссоздании мира: идет снизу вверх, от животных к человеку.

Итак, Спаситель удаляется в пустыню, чтобы сотворить брань с сатаной. И там, в пустыне, к Нему приходят ее обитатели — дикие звери. Они узнают в Нем своего Создателя, пришедшего избавить создание от страданий и смерти. Позднее подобным же образом приходили животные ко многим святым отшельникам, которые, подражая Христу, удалялись в пустыню для брани с сатаной. С этими животными святые часто имели общение, что неудивительно, ибо, по слову старца Паисия Святогорца, тот, кто имеет в себе любовь Христа, легко может объясниться не только со всеми миллиардами людей, с язычниками и варварами, но и с дикими зверями.

Имея в себе эту любовь, святые легко могли общаться с животными, и даже не просто общаться, но завязывать с ними определенные взаимовыгодные отношения. Вспомним, например, как преподобный Сергий кормил приходящего к нему медведя и как преподобному Павлу Фивейскому ворон в пустыне приносил хлеб. Вспомним, как лев помог святому Зосиме Финикийскому доставить груз в город и как другой лев, живший у Герасима Иорданского, охранял возившего воду осла. И ведь, кстати сказать, лев святого Герасима жил в той самой Иорданской пустыне, где за несколько веков до него встречался со зверями Христос. Как знать, не был ли он потомком тех львов, которых благословил тогда Господь?

Слушая все это, кто-нибудь может спросить: имел ли Христос какое-либо общение с животными в пустыне? Евангелие об этом ничего не говорит. Но можно ни на одну минуту не сомневаться, что если святые могли общаться с дикими зверями, то тем более мог Господь. Ведь Тот, кто создал их, конечно, знал, как объясниться с ними, знал, как и что им сказать.

Встреча Христа с животными имеет еще и другой глубокий смысл. Ранее уже говорилось, что Христос — это Второй Адам. Первый Адам был поставлен царем над всем творением. В книге Бытия описано, как Господь привел к Адаму сотворенных животных, чтобы он дал им имена. Это говорит о том, что животные были послушны Адаму и любили его. Но когда Адам пал, он утратил свое царское достоинство, и отношение животных к человеку изменилось самым плачевным образом. Суть этой перемены святитель Игнатий Брянчанинов описывает так: «Животные утратили повиновение и любовь к человеку, утратившему повиновение и любовь к Богу. Они вступили во враждебные отношения к нему. Одних он покоряет себе насильно и содержит в повиновении себе насильно; с другими он во вражде и войне непримиримой и убийственной. Весьма-весьма немногие породы остались приверженными к нему, как бы грустный памятник и образец прежней всеобщей любви; большинство удалилось и укрылось от него в дремучие леса, в обширные степи, в ущелья гор и темные пещеры. Дикие и неприязненные взоры кидают они на прежнего обладателя своего, когда неожиданно встретятся с ним. Они как бы видят в нем преступника, врага Божия: одни быстро бегут от него, другие с остервенением кидаются на него, чтобы растерзать его».

После падения Адама звери стали мстить человеку за то, что он не привел их к Богу, но, напротив, явился причиной их страданий и смерти. За долгие века истории такое состояние утвердилось и стало восприниматься как совершенно естественное. Но вот Христос, явившись в нашем мире, пришел в пустыню, и звери вдруг узнают в Его человеческой природе своего Царя и приходят к Нему, как когда-то к Адаму в Раю. Это событие несомненно подтверждает нам богословскую истину, что Христос восстановил в Себе первоначальное достоинство человеческой природы. И свидетелями тому является не кто иной, как дикие звери Иорданской пустыни.

В книге пророка Исаии описывается грядущее Царство Христа, и там сказано, что в этом Царстве «волк будет жить вместе с ягненком, и барс будет лежать вместе с козленком; и теленок, и молодой лев, и вол будут вместе, и малое дитя будет водить их». Из этих слов видно, что в Царстве Христовом будут присутствовать не только люди, но и звери тоже. Однако нам нужно помнить, что Царство это будет совершенно непохожим на наш мир. Преподобный Симеон Новый Богослов говорит: «Познай также и то: что это за прославление и светлосиянность твари будет в будущем веке! Ибо когда она обновится, то … будет такой, каким, по слову божественного Павла, будет наше тело… Вся тварь по повелению Божию имеет быть по всеобщем воскресении не такой, какой была создана — вещественною и чувственною, но имеет быть пересоздана и соделаться неким невещественным и духовным обиталищем, превысшим всякого чувства».

Из слов святого Симеона видно, что Будущий век есть великая и до времени сокрытая от нас тайна, он не похож ни на что земное. Некоторые высказывали мнение, что даже таких незыблемых категорий нашего мира, как пространство и время, там уже не будет, но все это изменится и станет чем-то совершенно другим, подобным, может быть, той первоначальной тварной вечности, о которой писал святитель Василий Великий в книге Шестоднев. Ведь не напрасно сказано в Библии: не видел того глаз, не слышало ухо, и на сердце человеку не приходило, что приготовил Бог любящим Его…

Апостол Павел говорит, что мы живем на земле, имея в себе только начаток Духа, и ожидаем полного усыновления и избавления тела нашего от смерти. Вместе с нами ожидает такого избавления вся живая природа — звери, птицы, рыбы, — вся тварь Божия. Но пока оно еще не наступило, мы продолжаем жить с животными в одном мире, разделять с ними одну общую землю. Как должны мы к ним относиться?

Ответ простой: мы должны относиться к животным по-доброму, любить и по возможности помогать им. Блажен, кто и скоты милует, говорит Священное Писание. Ведь если мы любим Бога, то, конечно, должны любить и все, что Им создано, все творение Божие. Примером здесь опять-таки являются святые отцы, которые любили животных и часто имели с ними самую настоящую дружбу. Так, например, из жизнеописания старца Паисия Афонского, святого нашего времени, видно, что он дружил с самыми разными животными и птицами. Старец говорил: «Дикие животные — это очень любочестные создания. У диких животных я нашел больше любочестия, чем у многих людей. Лучше дружить с животными, чем с людьми мира сего. Если — после Бога — ты хочешь иметь истинного друга, то подружись со святыми. Если же у тебя нет друзей святых, то дружи с дикими животными».

Итак, братия и сестры, учась во всем у святых, будем подражать им и в том, как они относились к животным. Конечно, у нас чаще всего нет возможности дружить с ними так, как дружили они. Но постараемся, по крайней мере, ничем не обижать животных, постараемся по-доброму к ним относиться, постараемся научиться их любить — любить все то, что, подобно нам, было создано Богом. Аминь.

Священник Иоанн Павлов